Гунтер (gunter_spb) wrote,
Гунтер
gunter_spb

Categories:

ПОЭТ В РОССИИ БОЛЬШЕ ЧЕМ ПОЭТ

Продолжая тему вдохновенного поэта и гражданина Самарцева/Коднира. Давайте же приобщимся к прекрасному.

Я, говоря откровенно, потрясен до самых глубин своей чорной души. Вообще-то я не умею писать стихи и не люблю их читать, но тут случай особенный. Не побоюсь этого слова - уникальный. Однако, для начала давайте же выясним, где творческий нтеллигент добывает себе средства к существованию. Издания стихотворных сборников? Нет. Общественная деятельность? Тоже нет! Гранты на борьбу с тоталитаризмом? Да нет же!

Журнал "Новый мир" открыл нам глаза: По образованию инженер-двигателестроитель. Автор двух поэтических книг. Работает заместителем главного редактора журнала “Food News Time”.

Если что, это здесь (тыц по картинке):



Я думаю, мечта интеллигента сбылась - 500 сортов колбасы можно не только ежедневно лицезреть, но и воспевать таковые в специализированном издании.

Впрочем, какое тут поэтическое вдохновение, экстаз творца, если каждодневно приходится заниматься чем-то наподобие "Нового мятного ароматизатора для безалкогольных напитков от компании Treatt" или "Заменителя яичного белка от компании Arla Foods Ingredients"? В итоге получается вот такое:

---------------------------------------
На участке домик второй прогнил
а родителей помнящий сайдингом обшивать
утром субботы в пробке туда без сил
тормозом терпишь и газом сплошной шабат

Уж не знаю, является ли рифма "обшивать-шабат" постмодернизмом или нет, но на размышления наводит.

При этом, заметим: Самарцев – поэт многомерный, экспрессивный, с оттенками аристократизма, из чего и возникает, словно подарок одной из девяти муз, харизма. Актерский талант, нервность декламации, утонченные жестикуляции и умение владеть ситуацией были отмечены не без гордости всеми присутствующими.

Авторское прочтение имело успех, но при этом поэт активно пресекал любые попытки возвысить его талант до небес.


Если есть желание ознакомиться с избранными произведениями мастера художественного слова и человека с Твердой Гражданской Позицией - попрошу под катъ. Читать вслух, с утонченными жестикуляциями и нервной декламацией.


НА СЛОМ СТЕНЫ

Когда в Берлине рушили Великую
шампанским обливаясь салютуя
а у листвы подножные каникулы
еще текли помянутые всуе
предзимней мутью утром фары грезили
туман был целью рупором опорой
в московском рваном ущемленном гейзере
итогом крахом их отменой скорой
отодвигалась трещина сосущая
судьбу под нешипованной резиной
под колесом или дубинкой случая
на волю дуновений Триединой
Цвети же к ней болотная испарина
разрытых труб заподлицо сиротских
правдоподобно копия состарена
заломленные руки кляча ослик
цок-цок вжик-вжик падение сокровища
сопровождают бережным зигзагом
смычок и подбородок Ростроповича
пир камертонов долгой жвачкой задан
ползла ли память ближний ль свет разведочно
брал в перекрестье вырванные лица
признать свое без ретуши без кепочки
как отпустить и даже не проститься

-----------------------------------------

Верен электрочайник газ языкаст обманчив
кто вскипятит быстрее выплеснет перенянчит

Утро искрит промерзло запах Нестле от елки
и голубей Сан-Марко на середине Волги

Жмется весной к жилищу птичьих ветвей засада
красною клеткой скатерть вздута ее и надо

Клеммы судьбы совпали щелочно и кислотно
ищешь ключи в диване собран увы неплотно

Отпочковались наши не из песка ли прятки
с верхом тебе две ложки мне как всегда несладкий

Вольно — былым свиданьям им не узнать о многом
что кипятку прикажешь то и пожнешь ожогом

Выплеснулось впиталось но и когда нет ближе
он как вода заноет сам же себя залижет

-------------------------------------------

Пооббей снежок, утрамбуй,
кто ты есть без родного пойла?

Двинул в глаз аварийный буй —
путь особый, душа спокойна.

— Эй, братан! — Что, братан?
— Что с движком? — А с чего бы
я вернулся в этот капкан
выпить хляби, куснуть колдобы?

Сажа постланная бела,
дуй, дубинушка! — кто накроет? —

безымянная поплыла
с ветрового на ветровое

капля,
значит, свети жезлом
в документ, если я опасен, —

значит, свой своему живем
и не страшно
кружиться наземь.

-------------------------------

СТЕНА ПЛАЧА

Уйду от сказок, убежим проклятий,
уму не волк, а ежели накатит —

я клевер Храма — клинышки вразброд,
народ-стена — бодаюсь, сам народ.

Перекати-песочницы он вроде,
Исхода горсть в недреманом изводе,

на грудь, на гвоздь, по малой взяв свобод:
“Я, Господи, твой теневой народ!”

За безутешность и за самоедство
пылится непрошибленное место —


там белым зноем долгий негр в кипе
кладет и шепчет про себя себе


то клевера поклон, то метронома, —
разрушенное лето здесь как дома.

Со льном до плеч канючный ангелок
задергал негра, путаясь у ног.

А тот из лабиринта нетерпений
сплошнее теста, жгучих ниш репейней

глазами — в Тору, чаду же — за край
на чистом русском бросит: “Не мешай!”
---------------------------------------------

Ознакомиться подробно можно здесь:
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2008/2/sa7.html
http://magazines.russ.ru/ra/2010/7/sa11.html
http://magazines.russ.ru/arion/2002/2/samar.html


Tags: дурдом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments