Гунтер (gunter_spb) wrote,
Гунтер
gunter_spb

Categories:

ПЕРВЫЙ ОФФШОРНЫЙ КАРИБСКИЙ БАНК

(или из воспоминаний архиепископа Гаванского и всея Кубы)

...В лето 1688 года по Рождеству Христову и по назначению моему на архидиоцезию Кубинскую, кроме обязанностей сугубо духовных и политических пришлось мне так же обустраивать дела семейные. Общеизвестно, что на важнейшие должности, от коих зависит судьба вице-королевства, лучше назначать людей проверенных, а еще лучше - родственников.

Так и вышло. Из Мадрида прибыли двое моих племянников - умудренный опытом дон Алонсо де Кабортальеза-Монтальва и дон Альваро - человек молодой, мудростью прожитых лет не обремененный, но вполне деятельный и усердный, хотя чрезмерное усердие уже грех. Дона Алонсо, по договоренности с вице-губернатором удалось пристроить казначеем Кубы (благо ранее трудился в королевском фиске в Толедо) и оставалась надежда, что племянничек возьмет дело в свои надежные руки, существенно поправив пошатнувшиеся дела кубинской казны.

Собственно вот, придворный живописец запечатлел сию постную физиогномию с протянутыми за налогами алчными ручонками, вкупе с моим высокопреосвященством, наставляющим служителя золотого тельца на путь истинной добродетели, смирения и нестяжательства:

131.10 КБ


...Если первые месяцы нашего пребывания на Карибах были омрачены лишь ужасающим ураганом "Матильда" бушевавшим над островами и едва не снесшим старинный и обветшалый архиепископский дворец (где так же поселился казначей с братишкой-секретарем, немедленно окрестившими мою резиденцию "офисным зданием" и "бизнес-центром" по новой английской моде), то по улучшению погоды на Кубу обрушилась новая напасть - гнуснопрославленные и богомерзкие отродья, в просторечии именуемые пиратами.

...Отлично помню то трагическое утро. На самом рассвете вернувшийся из губернаторского дворца дон Альваро под строжайшим секретом поведал мне, что светские власти подготовили в к отправке в Метрополию так называемый "Золотой галеон" и продемонстрировал увесистый мешок с пломбой, доверху набитый золотыми дублонами. Оставалось решить, как уберечь золото короны от загребущих лап флибустьеров.

(Примечание историка: "золотые галеоны" в течении дня (до 23:00) должны были обойти все острова (Мартиника, Ямайка, Тортуга) отметиться у мастеров и вернуться на Кубу не потеряв наличность - 10.000 в монетах достоинством 10 руб. и весом 5,5 кг в банковском мешке с пломбой Сбербанка. Позапрошлым днем пираты разграбили Ямайский галеон, что дало епископу и казначею повод к грустным размышлениям).

С тем дон Алонсо привязал сокровище себе пониже мудей (да простят меня читающие сей мемуар прекрасные дамы, а так же благородные девицы!) под камзол с помощью широкой тряпичной ленты-пояса и отбыл в канцелярию исполнять прямые служебные обязанности и попутно искать подходящее судно для выполнения святых обязанностей перед короной Испании - должен же кто-нибудь перевезти золото? Архиепископ же, отпустивший слуг (единственный слуга Хосе-Игнасио отправился в паломничество по святым местам) переоделся в домашний халат принялся и на кухне варить вегетарианский супчик, ибо один из дворян свиты скоромное не употреблял и ему готовили отдельно.

(Скажете, что не архипастырское это дело, варить вегетарианские супчики? Возражу: сей процесс воспитывает смирение и уважение к постным дням, что ведет к спасению души и прочей неисчислимой благодати).

И вдруг... Вдруг со стороны гавани донесся гром пушек! Через кухню, грохоча каблуками и переворачивая табуретки вихрем пронесся алькальд Кубы дон Андреас на ходу заряжавший свои изумительный пистоль, изготовленный лучшими оружейниками Саламанки:



- Пираты, пираты! - заголосили на площади. Я, выглянув в окно, и впрямь разглядел паруса кораблей Черной Бороды и Джека Воробья атаковавших гавань. Где в это время находились наши многопушечные галеоны "Энкарнасьон", "Сантиссима Тринидад" и "Сантьяго" неизвестно - отпор бандитам пришлось давать гаванским дворянам под предводительством алькальда.

На той же площади я углядел бегущего в панике казначея дона Алонсо, потерявшего свой модный парижский парик-аллонж, за которым (не париком, а казначеем) гнались двое головорезов. Последних, по счастью, отвлек некий идальго со шпагой, а потому племянничек успел проскочить во дворец, захлопнуть дверь и самым плебейским манером утерев пот со лба воскричать:

- Ваше высоко! Пираты! Надо прятаться! Но куда?

Вопрос был поставлен недвусмысленно: в аскетичном дворце архиепископа особо не спрячешься, разве что можно прикинуться Статуей Командора ("Преславная, прекрасная статУя..." - как писал во времена оны пиит Луис де Камоэнс), на которого Алонсо был похож так же, как я - на патриарха Коптского.

- В нужник! - снизошло на меня спасительное озарение. - Бегом! И сиди там тише мыши!

Казначей, сверкая пятками, умчался в указанном направлении.

Надобно непременно заметить, что уборная его высокопреосвященства была выстроена в полном соответствии с веяниями эпохи просвещения и гуманизма: стены черного мрамора, преудобнейшее седалище и садок с гусятами, ибо как указывал великий Рабле, "Вашему отверстию во время подтирания бывает необыкновенно приятно, во‑первых, потому, что пух у гусенка нежный, а во‑вторых, потому, что сам гусенок тепленький, и это тепло через задний проход и кишечник без труда проникает в область сердца и мозга..."

Беготня тем временем продолжалась. Вышибив дверь во дворец ворвались несколько немытых и воняющих ромом образин с палашами, узрев меня в домашнем облачении возопили "Где архиепископ?!" и удовлетворившись застенчивым и робким ответом "...Ваша милость, не убивайте! Епископ уехал на Мартинику!" злодейски стащили с кухни пакет с наилучшим карбиским кофе и трусливо удрали.

Я подошел ко входу в нужник и, постучав, прошептал:

- Дон Алонсо, сидите пока там, как только пираты покинут гавань, я вам сообщу.

В итоге, налет корсаров был отбит с незначительными потерями и я решил, что казначея следует освободить из столь недостойного дворянина узилища. На повторный стук в дверь он не отзывался и мне пришлось отворить дверь. О Мадонна, этот скаред восседал на сортирном троне со спущенными панталонами сверкая волосатыми коленками и спал, привалившись головой к колонне!

- А? Куда? - раскудахтался благородный дон, когда его удалось разбудить. - Дядюшка, выйдите, неприлично же!

Несколько минут спустя жрец маммоны объявился в кухне со странно вытянутым лицом.

- ЧТО? - я сразу почуял неладное и вознес небесам молитвы.

- Кхм... - мне показалось или кончики наманиюренных пальцев казначея вздрагивали? - Понимаете ли, ваше высоко... Пояс.

- Что - пояс? - ахнул я.

- Ну... Я задремал. Он развязался.

- И что?

- Сами сходите взгляните.

Сходил, взглянул. В бездонных недрах клоаки лежал наш золотой галеон. Не сам галеон, конечно - "Сантьяго" в яму не поместился бы, - а предполагаемое содержимое его трюмов.

Epic fail, как говорят английские протестантишки.

- ...Ненененет! - этот крик души раздался еще несколько минут спустя, когда собравшаяся во резиденции свита узрела направлявшуюся к епископскому нужнику благородную даму из соседнего палаццо, повадившуюся совершать экскурсии с определенными целями в столь немаловажную пристройку дворца. - Нельзя! Канализация сломана! Не входите!

Дама убыла несолоно хлебавши и в недоумении - как можно сломать столь капитально возведенные удобства?

Я в ужасе смотрел на хихикающих в кулаки свитских: что делать, что делать? Это катастрофа! Какие разговоры пойдут по Гаване и Метрополии? ЗОЛОТОЙ ГАЛЬЮН АРХИЕПИСКОПА?!!! Позор!

- Дон Альваро, подите-ка сюда, - я пальчиком поманил юного секретаря казначея. - Святая Церковь и высокая корона Испании возлагают на вас ответственную и благороднейшую миссию...

- Так и знал, - помрачнел дон Альваро. - Как всегда - я.

- О чем вы знали? - с иезуитской улыбочкой ответило мое высокопреосвященство. - Именем короля вам доверено сопроводить "золотой галеон" в тяжкой и длительной экспедиции по островам!

- И? - еще более насторожился племянничек.

- Но сначала...

- Понял, - Альваро едва не сплюнул. - Давайте шарф, повяжу на лицо. И лопату.

---------------------------------------------------------

(Примечание историка: да уж, никогда прежде на играх эдакого эпик фейла не было - утопить в сральнике 10000 рублей. Наше счастье, что собственно банковский холщовый мешок был упакован в полиэтилен и потому "Первый Карибский оффшорный банк" отмыл сокровища без особых проблем.

Что доказало древнюю истину: деньги не пахнут. Вот такая история.
)


Tags: полевые игры
Subscribe

  • КРАСОТА НЕОПИСУЕМАЯ

  • МИНУТЫ ПРЕКРАСНОГО

    Настоятельно рекомендую вдумчиво прочесть данный пост с цитатой из реальных источников. Это восторг. Оригинал взят у august_1914 в…

  • НА АТРИБУТАЦИЮ

    Наткнулся на фотографию от 7(20) июля 1914 года - визит Пуанкаре в Санкт-Петербург. Пуанкаре с кузеном Ники идут нафиг, но вот гражданин топающий со…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • КРАСОТА НЕОПИСУЕМАЯ

  • МИНУТЫ ПРЕКРАСНОГО

    Настоятельно рекомендую вдумчиво прочесть данный пост с цитатой из реальных источников. Это восторг. Оригинал взят у august_1914 в…

  • НА АТРИБУТАЦИЮ

    Наткнулся на фотографию от 7(20) июля 1914 года - визит Пуанкаре в Санкт-Петербург. Пуанкаре с кузеном Ники идут нафиг, но вот гражданин топающий со…