Гунтер (gunter_spb) wrote,
Гунтер
gunter_spb

САСПЕНС

Кто поймет, про что будет текст (короткая повесть для лит. сборника КВГ) - тому конфетка. Точнее сделаю заказной пост на любую тему.

Подсказка: сюжет увязан на конкретный регион и на конкретную дату. _НЕ_ про попаданцев.
-------------------------------------
В итоге техническую победу взяли одновременно sibir79, genrik_spb и 38t, которым и следует заказать мне развернутые посты на любую тему. Повесть будет про события в Черкасском 5 июля 1943 года.
-------------------------------------


(и вообще, почему в манере Стивена Кинга не работает ни один литератор в России? Надо заполнять эту нишу).


Подозреваю, что с тех времен, когда появились самые первые транспортные средства наподобие верховой лошади или двуосной крытой кибитки, желание «найти короткую дорогу», «выгадать время» и так далее всегда приводило к плачевным результатам. Знаю по себе, - а по стране я катаюсь немало, - что практически любая попытка «срезать» заканчивается непременным объездом непредвиденных препятствий длиной километров в двести, а то и больше, расходом бензина, денег и нервов.

Впрочем, опыт ничему не учит. Я опять наступил на давно знакомые грабли, хотя подсознательно чувствовал, что поступаю в лучшем случае опрометчиво – регион категорически незнакомый, GPS сломался (если быть совсем точным, я его сломал своими ручками, повредив порт мини-USB на зарядном устройстве), так что руководствоваться приходилось атласом автодорог, поселившемся в бардачке еще пару лет назад, но благодаря чудесам техники практически не использовавшемся.

Надо было лететь самолетом, вот что. А не ударять автопробегом по бездорожью и разгильдяйству. Тем более, что экипаж Антилопы Гну состоит исключительно из моей скромной персоны – с Шурой Балагановым, Паниковским и паном Козлевичем было бы не так скучно. Кстати, эта теплая компания проезжала где-то неподалеку, держа курс на прекрасный город Черноморск...

Дорогу «туда», то есть маршрут Москва-Киев по трассе М3 я преодолел более чем успешно – выехав рано утром 29 июня из Балашихи меньше чем за семь часов добрался до украинской границы, вывернул от Севска на Шостку и увидел Мать Городов Русских спустя шестнадцать часов, с учетом кратковременно отдыха: подремал в машине, остановившись возле какой-то богом забытой заправки под Ямполем.

По завершению киевских дел, - всего-то пробежаться по местным издательствам, оценить перспективы местного рынка книгопродукции да испить чего-нибудь вкусного со старыми друзьями-киевлянами, - встал вопрос относительно обратной дороги. Кровь из носу надо было заскочить в Белгород к родственникам: мама настоятельно просила передать подарок двоюродной сестре к пятидесятилетию, ну а поскольку Белгород «сравнительно недалеко» (подумаешь, лишние полтысячи километров, малость какая!), данная точка на карте Великой и Необъятной стала обязательным пунктом программы.

Ничего страшного, исполнив семейный долг и передохнув выйду на М2 «Крым», а там всего-то семьсот кэмэ до МКАД. Можно преодолеть за световой день не особо напрягаясь и без ненужной гонки.

Вот тут-то мелкий бес, назначенный Тёмными Силами ответственным за «короткие дороги» и «срезанный путь» и нашептал мне, что делать крюк по основной трассе через Харьков это для лохов (ну вот к чему забирать на юг до самой Полтавы?), а будет куда проще и быстрее рвануть по Н-07 на Сумы, там оставить за спиной Незалежну Батьківщину и бодренько прокатиться по белгородчине до областного центра.

Ну его, этот Харьков. Слишком долго.

Дороги в захолустье, оставляющие желать лучшего? Чепуха. Расово-верный «Тахо» и не по такой целине катался.

Решено. Вперед, к Сумам.

Бес сделал свое черное дело и притих, неслышно хихикая в кулачок.

Второстепенные региональные трассы и в России-то местами выглядят страшненько, а на Украине за ними присматривают если не из рук вон плохо, то по меньшей мере сквозь пальцы. Возле крупных населенных пунктов асфальт получше, на перегонах похуже, но в целом держать больше 80 километров в час не рекомендуется, себе дороже.

Справа и слева – холмистая равнина с редкими перелесками, эдакий сельскохозяйственный пейзаж из фильмов сталинских времен о колхозах-миллионерах: золотое море пшеницы, стада коров на обширных луговинах, по стоящим вдоль трассы деревенькам расхаживают раскормленные гуси – судя по виду, прямые потомки важных гусаков, обитавших в гоголевских Миргороде или Сорочинцах. Идиллия.

Один раз остановился, под Ромнами – из соображения перекусить. Что-что, а кормят в придорожных кафешках на убой, все-таки Украина. Вареники с вишней, квас, домашний хлеб. Пища богов.

Сумы миновал к трем часам дня. Одна дорога уводила к северо-востоку на Суджу (это уже Россия) и далее на Курск, вторая к югу в сторону Ахтырки, затем через Грайворон к Белгороду.

«Двести десять километров лишних, - напомнил о себе бесёнок. – Три часа потери в лучшем случае, а дело к вечеру. Двигаем напрямую, строго на восток. Краснополье, Покровка, граница. А там через Красную Яругу. Проще не придумаешь».

Ага, не придумаешь. Конечно.

Но я только к вечерним сумеркам понял, как влип.



* * *



Две главные российские беды, дурак и дорога, слились в одно диалектическое единство в точности по Ивану Ефремову.

«Тахо» встал на перекрестке перед древними, явно еще советских времен, указателями, свидетельствовавшими, что в километре справа находится село Псковское, в двух слева – некая Александровка, прямо, ни больше ни меньше, Новоселовка Вторая. Именно Вторая, а не Третья и не Первая. Туда же указывал желтый ромб покосившегося знака «Главная дорога». Атлас так и вовсе ни о чем не свидетельствовал – якобы где-то тут должен находится выезд на белгородское шоссе Р-186, но такового не наблюдалось вовсе.

Отлично. Это с учетом, что горючего осталось не так уж и много, а приличную заправку в этом медвежьем углу хрен найдешь. Не хватало только потерять топливный фильтр, залив в бак местный керосин в смеси с денатуратом...

Нужно отловить туземца и спросить направление. Язык, как известно, доведет до Киева, хотя мне сейчас ровно в противоположную сторону.

- Заплутал?

Я аж вздрогнул. Слишком увлекся созерцанием бестолковых указателей. Обернулся.

Судя по всему, Высокие Небеса услышали мои мольбы и послали на помощь доброго волшебника, принявшего обличье старикана, до смешного похожего на всесоюзного старосту Михаила Ивановича Калинина.

Сухонький, бородка клинышком, очки на носу – очки, заметим, дорогие, современные, в хорошей оправе. Кроме того, товарищ Калинин вряд ли носил потертую вышиванку под светлым пиджачком и галифе старорежимного образца, заправленные в яловые сапоги.

Дед выглядел этаким агрономом в отставке или колхозным бухгалтером – сельская трудовая интеллигенция, разговаривает не употребляя матюги в виде междометий, что свойственно сельскому пролетариату любых возрастов. При себе саквояжик, чисто музейный экспонат.

- Номера, как погляжу, не местные, - продолжил добрый волшебник, окинув взглядом здоровенный «Тахо». – Сто девяносто – это что за регион такой?

- Московская область, - ответил я. – Вообще мне бы в Белгород. На самом деле заблудился. Объехал Ракитное по северной стороне, думал выезд здесь неподалеку.

- Думал он, - добродушно прогудел дед. – Промахнулся. Наоборот, левее надо было брать. В Белгород-то зачем?

- Да к родственникам матери, юбилей...

- Добро. Лужин, Савва Ильич, - он протянул руку. – Подбросишь до Венгеровки? Оттуда покажу как проехать, проще простого... Стар я уже стал, чтобы за шесть километров, да на своих двоих.

Я почти не ошибся насчет деревенской интеллигенции – Савва Ильич оказался местным фельдшером, причем трудился на этом поприще бессменно последние пятьдесят пять лет, сиречь аж с 1956 года, знаменитого XX партсъездом, мятежом в Будапеште и песней Элвиса Пресли «Heartbreak Hotel».

- Прямо, - скомандовал дед забравшись на переднее сиденье. Критически осмотрел кожаный салон и электронные приблуды. Заметил словно невзначай: - Кучеряво живете в сто девяностом регионе... А здесь, если будет позволено мне, осколку темного прошлого, употребить столь ученое слово, в англомерации, один фельдшерско-акушерский пункт остался, да я в единственном и неповторимом числе. Протяну еще лет десять, ну пятнадцать – и всё. «Скорую» придется в лучшем случае из Томаровки вызывать.

- Англомерация? – уточнил я. – В каком смысле?

- В самом обыкновенном. Чертова дюжина деревень в радиусе семи километров, иной раз и не поймешь, где кончается Богатое и начинается Меловое или Нижние Пены.

Радио играло тихо, создавая очередным шалай-ла-ла какого-то музыкального канала ненавязчивый фон. В динамиках вдруг зашипело, щелкнуло, и чей-то голос вполне разборчиво произнес на немецком языке:

- Das erste Bataillon... Zwanzig Grad nach links... Vorsicht vor...

Снова шипение и треск.

Старик повел себя самым неожиданным образом: резко наклонился вперед, нашарил на панели аудиосистемы кнопку выключения, отжал ее вниз. Откинулся на спинку сиденья и сделал правой рукой жест, который я истолковал как желание перекреститься – коснулся пальцами лба. Перехватив мой недоуменный взгляд Савва Ильич преувеличенно медленно положил руку на колени. Пожал плечами.

- Извини, если что не так. Во-он туда, белый домик, зеленые наличники на окнах. Остановишься на пять минут, найду карту района, подробную, еще восьмидесятых годов.

Жил дед на своем фельдшерско-акушерском пункте, в двух комнатках за служебными помещениями, где – вот диво! – обнаружились даже гинекологическое кресло за ширмой и бор-машина. Выглядели они ничуть не моложе хозяина. Едва уловимо пахло хлоркой и корвалолом. Чистенько, идеальный порядок. Наверное бабки деревенские убираться приходят.

- Во-от, - Савва Ильич разложил на столе потрепанную трехкилометровку. – Мы вот здесь, чуть дальше – пруды рыбкомбината, большие, гектар шестьсот. Едешь к прудам, поворачиваешь на Меловое, указатель есть. Дальше вдоль берега по грунтовке-проселку до Завидовки, мостик через речку пересечешь. Оттуда начинается асфальт, плохонький, но уж чем богаты. Черкасское, Бутово и вот перед тобой Белгородский тракт. Уяснил?

- Еще как! – я облегченно вздохнул. – А ближайшая заправка?

- Колонка-то? – дед снова ввернул архаичное словечко. — В Томаровке.

- Ну, спасибо вам, Савва Ильич.

- Вместо «спасибо», - непринужденно продолжил дед, - заедешь в Черкасском по адресу Молодежная, дом три, на самом выезде, не потеряешься. Вот, глянь на карте. Спросишь Фёдоровну, от меня передашь коробочки с лекарствами, из области на днях привезли, да мне все переправить недосуг.

В карман моей куртки перекочевали две продолговатые упаковки с сердечными таблетками и флакон капель.

- И ты бы лучше поторопился, - сказал напоследок дед. – Будет лучше успеть до темноты.

- Разбойники? – попытался отшутиться я.

- Да какие, к чертовой бабушке разбойники, - поморщился Савва Ильич. – Со времен Петра Великого и казаков-черкасов ничего подобного в этих местах не видывали... Какое, кстати, сегодня число? Четвертое июля? Ага, ага. Нет, на дорогах безопасно. Мнится иногда... Всякое. Особенно в эти дни. Но, повторяю, безопасно.

- Что значит – «всякое»?

- Память земли, - неопределенно ответил дед. – Очень уж сильно ее железом покалечили да кровью полили в свое время. Ладно, езжай, Незачем тебе голову местными дурными байками забивать... Не забыл? Молодежная три. Оксана Федоровна.

«Тахо» аккуратно вырулил с деревенской улочки в поля, пересек дамбу через рыбоводческие пруды и направился вдоль берега водоема по указанному маршруту.

Я включил радио, но автопоиск почему-то не нашел ни единой волны. Только один раз проскочила неясная передача, длившаяся всего две-три секунды.

Немецкий язык. Снова. Четко прозвучало слово «Panzerkorps» - единственное, что я сумел идентифицировать.

Поволжские немцы какие-нибудь? Радиолюбители, подсевшие на новомодное интернет-развлечение – «Мир танков»?

А, чепуха.

Правильно сказал Савва Ильич, незачем ломать голову над непонятками. В конце концов, я же не спрашиваю, почему трава зеленая, а небо голубое?..



* * *



- Нет, нет, и не думайте! Не отпущу. Ставьте машину во двор и ужинать. Стемнело совсем. Дом большой, переночуете, отдохнете, а поутру – хоть на край света!

Оксана Федоровна оказалась бойкой старушенцией вполне подошедшей бы для съемок рекламного ролика в стиле «Домик в деревне» - седые волосы узлом на затылке, синий фартучек, легкая полнота и розовые щечки. При этом командует не хуже ротного старшины – исчезающий по нынешним временам типаж сельских бабушек, воспитавших еще при советской власти пяток детей, разъехавшихся нынче по большим городам и присылающих народившихся внуков на каникулы, отдохнуть на природе.

Гарантирую, что на стене в доме Фёдоровны я увижу армейскую фотографию ее старшего сына года эдак от 1984 (черно-белая, дембельская, с глупой улыбкой, пилотке на затылке и ремнем на яйцах) в сочетании с глянцевым «кодаковским» снимком любимой внученьки, обнимающейся с плюшевым медвежонком или куклой Барби...

Продолжение, скорее всего, следует)

Tags: литература
Subscribe

  • ШЕНДЕРОВИЧ: КАК НАВЕРНУТЬСЯ С ОЛИМПА

    По причине вот этой прекрасной картинки я вам расскажу историю, отчего г-н Виктор Шендерович столько лет подряд такой злой? И почему в текущий момент…

  • paninina умерла

    Вот последний пост: https://paninina.livejournal.com/526546.html Похоже, что ковидло-диссидентов пора начинать бить. Тупо бить.

  • ШЛЯХОМ ПЕРЕМОГ

    Сохраню тут, а то у Цукербрины потеряется. Американский подполковник отгрузил жырку про Яворский учебно-боевой центр и тамошнюю фауну. По ссылке…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ШЕНДЕРОВИЧ: КАК НАВЕРНУТЬСЯ С ОЛИМПА

    По причине вот этой прекрасной картинки я вам расскажу историю, отчего г-н Виктор Шендерович столько лет подряд такой злой? И почему в текущий момент…

  • paninina умерла

    Вот последний пост: https://paninina.livejournal.com/526546.html Похоже, что ковидло-диссидентов пора начинать бить. Тупо бить.

  • ШЛЯХОМ ПЕРЕМОГ

    Сохраню тут, а то у Цукербрины потеряется. Американский подполковник отгрузил жырку про Яворский учебно-боевой центр и тамошнюю фауну. По ссылке…