November 22nd, 2007

Глаз

Скушно... :(

Действительно, одна только работа (хоть и любимая) полного катарсиса не доставляет. К выходным стану чуток посвободнее и можно будет кратенько заняться каким-нибудь ЖЖ-развлечением.

У меня мысль: до конца года надо в третий раз за год попасть в Топ-30 и на этом успокоиться. Темы предлагаемые "Типологией набросовъ" стары и скучны. Почтеннейшей публике требуется что-нибудь посвежее, а весь мой криатифф уходит в "Беовульфа".

Итак, дорогие соратники и сотрапезники: предложите тему для наброса, а я на выходных включу жж-соображалку и попробую сделать что-нибудь оригинальное и пламенно-пропагандистское с литературно-художественным уклоном. Напишу в ВОРД, а потом скину сюда. После чего мы все садимся в первый ряд с колой и поп-корном и наблюдаем за происходящим.

Холокост, хохлокост и хохлодомор не предлагать - тут всё давным-давно сказано до меня. Предложившему самую плодотворную идею с меня пиво и новая книжка. :) Со всех остальных - пеар.

Словом, что-то вроде заказного поста с последующим попаданием в Топ. Жду идей. :)))
Танковое

А кому пострелять?

Школа Panzertruppen в Путлосе (окрестности Любека). Для того, чтобы обучать экипаж (кроме, ясно, мехвода) правильному взаимодействию вовсе не обязательно гонять настоящий танчик. Фтыкаем башню от "Тигера" в бетонное основание и спокойно учимся стрелять в цель.

16.63 КБ

Не смотря на то, что данная школа была одной из целей союзнической авиации, до марта 1945 года, когда исход войны был решен, на территорию не упало ни одной бомбы. Зато 28 марта 1945, во время очередного налета на Любек, учреждению решительно не повезло - груз почти 400 британских бомбардировщиков достался именно Путлосу и от Панцертруппен-шуле остались одни головешки.
What the fuck?

"БААААЛЬШАЯ КНИГА". РЕЦЕПТ ОЧЕНЬ ДОРОГОЙ ПОПСЫ.

"В человечке все должно быть прекрасненько: и мордашка, и одежонка, и душонка, и мыслишки".

Человечек - это звучит горденько!

________________________________________________

Ну вот, мильоны премии "Большая Книга" поделили в честном междусобойчике. Выбрали, не побоимся открыть истину, трех "главных писателей страны". Оценим же, что могут предложить почтеннейшей публике нынешние "властители дум".

Первую премию и сколько-нибудь чуточку немножечко денежек (жалких три миллиончика рубликов) получила некая Людмила Улицкая с романом «Даниэль Штайн, переводчик». Вот здесь ее восхитительное интервью, ясное дело, Шендеровичу. Приведу цитатку - о чем сейчас надо писать, чтобы получить всеобщее признание и трудовую копеечку:

Людмила Улицкая: Главный герой совсем молодой человек, родившийся в южной Польше на границе с Чехией, в 39 году попал под немецкую оккупацию. Он был еврей, которому в то время еще не исполнилось 18 лет. Очень способный мальчик, который кончил немецкую школу к этому времени. У него был абсолютно свободный немецкий, у него был родной польский и кое-какой еврейский, потому что они были евреи, выходцы из Австро-Венгрии, то есть... Нет, они были эмансипированные евреи. То есть это были люди уже...

(судя по контексту, не-эмансипированные евреи - типа нелюди? А "эмансипированные" - это уже не евреи? Ну и прокол! :)))

Дальше по тексту полный джентльменский набор: Пакт Молотова-Риббентропа, концлагеря, холокост, гестапо, гетто, побег, НКВД, расстрелы, партизаны. Она даже Кароля Войтылу приплела. Потом гонения на католическую церковь в красной Польше после войны, потом отбытие Героя в Палестину и так далее - уровень политкорректности, толерантности и художественного осмысления коммунистического и нацистского тоталитаризма высок столь охуенно, что роман пробирает до костей всех, у кого вместо мозгов Декларация Прав Человека и в качестве сексуальной ориентации Хельсинская группа. Почитайте интервью по ссылке - это просто песня. Да хотя бы:

Я сегодня и в среде интеллектуалов, и в среде людей… У нас, скажем, нет Умберто Эко, например.

Ничего себе - на место "российского Умберто Эко" метим! Канешна, "Главный писатель России", ни о чем, кроме холокоста думать не вправе - как же, тут уникальность и неиллюзорность, в ярком пламени топок меркнут все хатыни и блокады. И конечно, история Даниэля Штайна, простого переводчика, стократно перекрывает по пронзительности и безбрежной человечности историю какого-нибудь Вани Кузнецова, обычного танкиста. Тем более, что никому не нужный (а уж "Большой Книге" и подавно) Ваня ездил не на политкорректном "Генерал Ли", а на вульгарном Т-34. А все прочее от лукавого есть онтесемитизм.

Словом, чтобы заработать денюшку и стать главным писателем, придется мне однажды навалять трехтомную эпопею про тихого еврейского мальчика прошедшего через ужасы Освенцима и Воркутлага, но не утерявшего светлую искорку дарованную ему Б-гом, чистоту души и проникновенный взгляд карих глаз побитого тапком кокер-спаниеля.

Разумеется, он спасет много-много евреев из гетто где-нибудь в Жмеринке. Разумеется, стойко перенесет пытки в застенках гестапо. Разумеется, встретит в сталинских лагерях Варлама Шаламова или Солженицына (эти образы должны быть наиболее выпуклыми) и вдохновит обоих гениев на создание чего-нибудь эдакого. А потом героически погибнет в Шестидневной войне - когда вырвется из оков кровавого режима, тайно перейдя румынскую границу (Бранзулетка!!!). В Израиле его признают праведником и похоронят рядом с Шиндлером. Гарантирую: все обрыдаются и хором споют 7/40 "Атикву". Нам, ремесленникам, не привыкать.

Пиздец, вот как это называется. Ахуительно Большая Книга. И ахуительно много бабла за эту феерическую попсню. И впрямь: надо будет использовать однажды столь простой рецепт грандиозного успеха. Ради трех миллионов уж постараюсь.

И назову я это вдохновенное творение подобно мадам Улицкой:
"Шмулик Мамзер, гешефтмахер". История хорошего мальчика.