October 9th, 2009

Глаз

БОМЖИ, ОДНАКО

Пошел счас с Манюней на десять минут. Заодно вынести мусор до помойки. Помойка у нас хорошая - бетонированная, с трех сторон обнесена плитами, таджики убирают, сразу три контейнера для мусора стоят.

Обстоятельная домашняя такая картинка. Несколько небольших пластиковых ящиков, костерок из всяких обломков дерева, на одном из ящиков сидит бомжара - сто одежек и все без застежек, бородища, шерстяная вязаная шапка б/у. лет шестьдесят по виду, может меньше - борода старит. Вроде трезв. Видит собаку.

- Ой, какая прелесть! Можно погладить!
- Лучше не надо. (подтягиваю Маньку на поводке)
- Вы думаете все бездомные грязные и заразные? Это зря. Я каждое утро хожу на Неву мыться и даже стираю белье. (от меня набережная примерно в полутора километрах)
- Нет, извините.
- Ну тогда дадите пятьдесят рублей?
- Дам. Вот, возьмите.
- Хе-хе. Да не нужно, уберите. Мне своих денег хватит. Это просто тест такой.
- Не понял?
- Да так... Между прочим, я был доктором наук, биология. В Душанбе. Сбежал оттуда в девяностые, тут не устроился. Но считаю себя талантом - больше двенадцати лет жить по помойкам и и не опуститься-спиться, моя личная заслуга. Привык так жить. Вообще почти не пью. Заодно любая помойка - это шикарная библиотека. Смотрите, что я читаю...

Протягивает выкинутые кем-то "Письма Достоевского" от 1956-го года. У ног еще стопка книг подобного рода, в полутьме не разглядел.

- Ну я пойду?
- Идите, всего доброго. Собачка у вас красивая.
---------------------------------------------------

Вот и думай о разных людях в разных обстоятельствах. Кому и помойка библиотека, кому и Лувр - клоповник.
Торсионное

ВЛАСТИТЕЛЬ ДУМЪ (ТМ)

haez навела на феерическое интервью писателя Бориса Васильева - того самого, классика советской "литературы лейтенантов". Впрочем, от комментариев я пока воздержусь и предоставлю слово самому мэтру:

"Нам свойственна детская непосредственность во всем. И детская жестокость. Еще Пушкин называл наш народ младенческим. Но он не имел в виду его возраст. За время, которое прошло после поля Куликова, мы всегда опекались батюшками. Таковыми были государь, барин, священник. Мы привыкли перекладывать свои проблемы, заботы, ответственность на их плечи. "Вот приедет барин - барин нас рассудит". И спасти нас от этого иждивенчества может лишь собственная интеллигенция.

Это еще так, фигня. Дальше еще круче:

Новая интеллигенция возьмет на себя тяжкий крест нравственного возрождения народа и обязательно избавит его от далеко не бескорыстного патронажа "батюшек властных структур". Я твердо верю в это...

Интеллигентом нельзя стать, получив дюжину дипломов. Для России это – категория нравственная и совершенно не мера образовательного ценза. Она востребована историей для святой цели: выявить личность в человеке, укрепить нравственно, вооружить мужеством индивидуальности.

..Если вернуться к тому понятию, которое необходимо России, - интеллигенции. Ева протянула Адаму не яблоко, а плод Добра и Зла. Вкус, цвет, аромат, зрелость, полезность этого плода определяет небольшая прослойка, именуемая в России интеллигенцией. Без нее можно проглотить не то, отравиться и очень сильно расстроить собственный живот. Без интеллигенции вообще невозможно существование человеческого общества.

...Я могу утверждать, что родился в среде провинциальной интеллигенции, большую часть жизни просуществовал при советской интеллигенции, которая являла собой интеллигенцию вне национальности и вне какой бы то ни было национальной культуры, а помирать мне, видимо, придется при полном торжестве российского обывателя.
--------------------------------------------------

Вот здесь: http://www.lgz.ru/article/10430/

Пиздец-пиздец-пиздец, там по тексту вот такого добра - греби лопатой.

Только фламменверфер. Только. А еще лучше - Гигантская Шагающая Мясорубка. Ибо все беды Адама происходят от того, что он был неинтеллигентным быдлом.
Глаз

АРХИТЕКТУРНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

...эпохи Елизаветы Петровны.

Ужос-ужос, доминанта или смерть! Вы только зацените сколь безнадежно пострадал бы исторический облик Петербурга, реализуй Растрелли свой чудовищный замысел.

3 мая 1754 года стройку посетила сама Елизавета Петровна. Восхищённая проектом колокольни, она повелела отлить для неё такой колокол, который бы весил 20 000 пудов, а шириною бы стал — более 6,5 метров. Этот колокол должен был стать больше московского царя-колокола.

Уже в процессе строительства Растрелли пересматривал проект. Высоту проектируемой колокольни он увеличил со 140 метров до 167.


Ну и что сказал бы доктор Фрейд на это?

Спасибо Фридриху Великому и Семилетней войне - деньги ушли на армию и "небесная линия" с прочими эгрегорами не пострадали. А ведь могли пострадать, и мы созерцали бы ныне это неслыханное уродство - 167 метров, жуть какая!... :)))

99.63 КБ