November 30th, 2011

Глаз

КОММУНАЛЬНОЕ

Сегодня вечером по квартирам ходили гражданочки постбальзаковского возраста из ЖЭК'а в сопровождении участкового. Проверяли квартплату. Сосед напротив, Боря, по прозвищу "Человек-бухло" идет на выселение - 8 лет за квартиру не платил. У меня было смешно - проверили все квитанции за квартплату и списали в минус 5 тысяч - вы переплатили, эта сумма пойдет в зачет на будущее.

В общем, походу неплательщиков начали брать за жабры. Квартира снизу - там живет одинокая интеллигентная бабуля, - названа "Образцовой!", бабка ежемесячно платит 3300 рублей за двухкомнатную в хрущевке. Причем тут ходила "Единая Россия" на предмет "поддержки пенсионеров" - тупые ебанаты из "Молодой Гвардии", - надо было видеть как пенсионные бабушки воздев клюки их погнали. Но самое смешное в другом. Выхожу утром с собакой, бабки сидят в трибунале не скамеечке у парадной. Я:

- Валентина Васильевна, Анна Фроловна, Бронислава Францевна, за кого голосовать-то будете?

(хором) - За КПРФ!

- А на президентских выборах!

(хором) - За Путина!

Я обожаю эту страну. Я никогда отсюда не уеду. Поскольку столько лулзов никогда и нигде не извлечешь.
Глаз

РОССIЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПОТѢРЯЛИ

Навеяло сегодняшним постом о внутриклановом конфликте барина Паратова с чиновником Карандышевым.

Периодически читая в этой вашей уйутненькой многословные посты о волшебной стране дiвныхъ эльфовъ существовавшей до марта 1917 года, не перестаю удивляться - все эти паши еремеевы и прочiя страдальцы за Царя и Отечество читали русскую классику соответствующего периода или где? Допустим, "Обломов" Гончарова - совершенно ужасная книга. Помните ведь описание жизни маленького Ильи Ильича в Обломовке? Ну хотя бы:

...И в доме воцарилась мертвая тишина. Наступил час всеобщего послеобеденного сна.

Ребенок видит, что и отец, и мать, и старая тетка, и свита - все разбрелись по своим углам; а у кого не было его, тот шел на сеновал, другой в сад, третий искал прохлады в сенях, а иной, прикрыв лицо платком от мух, засыпал там, где сморила его жара и повалил громоздкий обед. И садовник растянулся под кустом в саду, подле свой пешни, и кучер спал на конюшне.

Илья Ильич заглянул в людскую: в людской все легли вповалку, по лавкам, по полу и в сенях, предоставив ребятишек самим себе; ребятишки ползают по двору и роются в песке. И собаки далеко залезли в конуры, благо не на кого было лаять.

Можно было пройти по всему дому насквозь и не встретить ни души; легко было обокрасть все кругом и свезти со двора на подводах: никто не помешал бы, если б только водились воры в том краю.Это был какой-то всепоглощающий, ничем непобедимый сон, истинное подобие смерти. Все мертво, только из всех углов несется разнообразное храпенье на все тоны и лады.


Причем романы ужасов писал далеко не один Гончаров - тем было предостаточно, возьмем хоть знаменитое "оскудевание" дворянских гнезд, в основном известное по чеховскому "Вишневому саду" (И. Бунин, кстати, пьесу считал невероятной пошлятиной хотя бы потому, что происхождение у Антона Палыча было самое сиволапое и драматург был явно не в теме). По "оскудению" и сопряженному с этим разорению старых дворянских фамилий надо смотреть накрепко позабытого С.Н. Терпигорева (псевдоним С. Атава) - вот где хоррор и саспенс ("Оскудение", "В степи", "Потревоженные тени" итд). В целом картина получается неприглядная и вывод всеми авторами делается однозначный - государство и общество тяжело больны. Помните, мы как-то рассуждали о "Точке невозврата" Российской империи? Думается, она была пройдена очень задолго до 1905 года - в тысячах сонных Обломовок:

Они продолжали целые десятки лет сопеть, дремать и зевать или заливаться добродушным смехом от деревенского юмора, или, собираясь в кружок, рассказывали, что кто видел ночью во сне...

Ну не получается у меня пожалеть Российскую империю. Никак. Учитывая, что практически все литераторы XIX века описывают, считай, одно и то же: доисторическая дикость крестьянства (И. Бунин, "Деревня"), системный кризис мелких дворян (те же Гончаров и Терпигорев), мещанский застой (Чехов, Горький), полный мрак в купеческой среде ("Леди Макбет Мценского уезда" Лескова) и так далее, и так далее. Ни слезинки по РИ не прольешь.