November 2nd, 2013

Глаз

ЗА ЖЕСТОКОСТЬ ПРОЗВАННЫЙ ВАСИЛЬЕВИЧЕМ

Как-то тут был спор на тему "самой оболганной персоны в истории России". Примеров приводилось множество - обязательные Петр III и Павел I, Анна Иоанновна (вполне нормальная царица, однако), тут же и Лаврентий Палыч Берия был, например. Однако, насколько я помню, практически никто не поминал Иоанна Васильевича, поскольку каждый интеллигентный человек точно знает, что это был упырь и кровопивец.

Местами начинаешь понимать причины его тиранства. Ну вот допустим, взятие Полоцка Стефаном Баторием в 1579 году, где, кстати, на польско-литовской стороне отличился "первый русский либерал" кн. Курбский. Но не в этом дело. Вся эта история выглядит сплошной изменой - казаки воеводы Шеина самовольно уходят домой, окольничий Федор Шереметев сдается в плен и присягает Баторию, воевода Василий Телятевский попросту сдает отлично укрепленный город после трех недель осады и тоже уезжает в Польшу, после чего одаривается (как и Шереметев) Баторием. И в целом понятно, почему Иоанн потом пишет: "...Полотеск взял изменою, потому что воеводы были в Полоцке глупы и худы; и как голов и сотников побили, и воеводы королю город здали, з детьми, и с людьми, и стрельцами". Какое тиранство!

Ну представьте себе, что в 1941 году Жуков сдает Ленинград немцам, а потом является под светлы очи фюрера - "Вот тебе, Георгий Константиныч, железный крест с дубовыми листьями, мильон марок на пропой души, актерку Марину фон Дитмар для игривых увеселений, да поместьишко в Потсдаме". И как к этому относиться?

* * *

Кстати, по-моему Иоанн Васильевич являлся первым в отечественной истории троллем по переписке. Достаточно вспомнить депешу Священноримскому кесарю Фердинанду, возмущенному походом московитов на Ливонию - мы тут, ваше католическое величество, супротив лютеровой ереси воюем, и тем вам немало помогаем. Так что утритесь. Император каменты слил - очень чувствительный вопрос был. Ну а вот это просто шедевр троллинга:

"Увы мне, грешному! Горе мне, окаянному! Ох мне, скверному! Кто я такой, чтобы покушаться на такое величие? Молю вас, господа и отцы, ради Бога, откажитесь от этого замысла. Я и братом вашим называться недостоин, но считайте меня, по евангельскому завету, одним из ваших наемников. И поэтому, припадая к вашим святым ногам, умоляю, ради Бога, откажитесь от этого замысла. Сказано ведь в Писании: "свет инокам - ангелы, свет мирянам - иноки". Так подобает вам, нашим государям, нас, заблудившихся во тьме гордости и находящихся в смертной обители обманчивого тщеславия, чревоугодия и невоздержания, просвещать. А я, пес смердящий, кого могу учить и чему наставлять и чем просветить? Сам вечно в пьянстве, блуде, прелюбодеянии, скверне, убийствах, грабежах, хищениях и ненависти, во всяком злодействе..."
Глаз

ЧУТОЧКУ НОВОГО "ШПЕЕРА"

Комиссар Шмулевич в Кремле. Ноябрь 1942. Черновик, так что критику - в полный рост. Между прочим критика в каментах первого тома очень и очень помогла привести его в нужное состояние.

На опечатки не обращать внимания - это раздражает. Только фактология.

----------------------------------------------------
* * *

Всё тот же ЗИС-101 остановился возле северного угла здания Сената, напротив Арсенала и Никольской башни. В машине, не считая водителя, трое — Семен Шмулевич, товарищ Леонтьев (объявившийся точно в назначенное время, минута в минуту) и Пантелеймон Пономаренко, который не смотря на занятость счел необходимым лично препроводить белорусского гостя на беседу. Или таково было прямое указание.

Ехать от гостиницы «Москва» до Кремля всего ничего, минута, можно было бы и пешком пройтись не особо себя утруждая. Но раз положено на автомобиле, значит так тому и быть. Шторки на окнах машины были наполовину задернуты, но Шмулевич успел подивиться на кремлевские стены, грязно-белые, с намалеванными черной краской подобиями окон: маскировка, с высоты наверняка кажется, что это жилой квартал. Побелка стен не подновлялась с 1932 года , оно и к лучшему — яркая краска слишком контрастна, хороший ориентир для вражеских бомбардировщиков.
Collapse )