Гунтер (gunter_spb) wrote,
Гунтер
gunter_spb

ОКО РАДЖИ

Мы тут с писательницей Хаецкой решили позволить себе литературную шутку в жанре стимпанка - именоваться эта эпопея будет "Око раджи". Все с ног на голову - старая добрая Руритания из "Пленника Зенды", дирижабли, броненосцы, профессор Мориарти - резидент разведки британского Адмиралтейства, чОрный злодей и романтические герои. :)

Подробности потом.

Ну, для затравки:

-----------------------------------------------

Гранд-отель «Кройцтрагер хузе», или же в изводе с немецкого «Дом крестоносца» расположился в бывшем средневековом палаццо, выстроенном в итальянском стиле — похожая на небольшую крепость коробка из блоков серо-коричневого песчаника, с зубцами по краю крыши, башенкой квадратного сечения и стрельчатыми окнами. Расположение считалось наилучшим — фасад выходил на площадь святого Рудольфа, справа кафедральный собор, слева городская ратуша и резиденция купеческого собрания.

Граф Монконтур излишнюю роскошь не одобрял, а потому въехал не в «апартаменты великих герцогов», а удовольствовался вполне скромным номером из трех комнат — кабинет, спальная и гостиная, зато с видом из окон на готический кафедрал. Здание, возможно, и строилось во времена императора Людвига IV Баварского, но нынешние владельцы постарались обустроить гранд-отель в соответствии со всеми достижениями прогресса: ватер-клозет, горячая вода, уютная ванная комната. И даже паровое отопление — подумать только! Камин в гостиной играет более декоративную роль.



Его светлость изволил самостоятельно переодеться — портье предлагал личного камердинера, раз уж граф путешествует без прислуги, но Антуан отказался, — спустился в холл и вышел на площадь.

— Провинция, — безнадежным тоном сообщил сам себе Антуан.

Да, возможно обитатели Руритании и полагали себя «самой германской нацией из всех германцев», относясь к пруссакам, баварцам и даже ближайшим родственникам и соседям австрийцам с некоторым пренебрежением, а «руританише дойчшпрохе» самым идеальным и красивым диалектом немецкого языка, неистребимый отпечаток провинциальности прослеживался буквально во всем.

Например, не в самом умелом подражании блестящим столицам Европы — вот, извольте видеть, кафе «а ля паризьен», под тентами, почти как на Монмартре или Рю де Риволи. Почти, да не совсем — такого рода заведения в Париже существуют для легкого отдыха, чтения газет за чашечкой кофе с пирожным или бокалом вина, общения богемы или просто созерцательного ничегонеделанья. А тут на плетеных стульях восседают пухлые усатые господа, которые, простите, жрут!

Да-да, именно так — иного слова не подберешь! Изящные столики загромождены блюдами со свиной рулькой по-руритански (с мятой, чесноком и соусом из лесных орехов). Густо попахивает тушеной капустой. Ах, ну конечно, еще одно чудо альпийской кухни — Sauerkraut von Strelzau, капуста, яблочный уксус, лук, ягоды можжевельника. Вкусно, но весьма плебейски. И это не считая расположившихся в живописном беспорядке тарелочек с нежнейшим шпиком, непременных сарделек, пумерникеля и кружек с пивом.

Такая трапеза выглядела бы естественной в полуподвале с длинными дубовыми столами и лавками, освещаемом чадящими факелами но только не в кафе парижского стиля!

— Не судите, да не судимы будете, — снова сказал вслух Антуан, пожав плечами.

Граф остановился возле афишной тумбы. Оперетта, репертуар драматического театра, цирк из Мюнхена на гастролях. Отдельно выделил броский плакат — мужчина весьма многоученого вида, с моноклем, во фраке и цилиндре, держащий в руках некий замысловатый прибор. «Доктор Мирабилис демонстрирует чудеса современной науки — магнетизм, электрические явления, движители и прочие достижения технической мысли!»

Понятно, весьма популярный нынче жанр для интересующейся веяниями прогресса публики — лекции в популярном изложении, Антуан ходил на такую в Париже, когда туда приезжал изобретатель Никола Тесла из Австро-Венгрии. Надо же, доктору Мирабилису предоставили для выступлений зал оперного театра, значит пользуется успехом!

Вот и искомое объявление, напечатанное со всей возможной пышностью — виньетки, гербы, короны, портрет короля и королевы Руритании, шрифт золотом. Повод значительный:


«ВИЗИТ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА ПРИНЦА НУСАНТАРЫ С ПРИНЕСЕНИЕМ ПРИСЯГИ ГОСУДАРЮ РУДОЛЬФУ V И ТОРЖЕСТВЕННЫМ БАЛОМ В ЧЕСТЬ ОБРЕТЕНИЯ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ».

Послезавтра, в шесть вечера, королевская резиденция. Строго по пригласительным билетам. Празднование для народа с процессией и фейерверком на площади перед дворцом.

— Руритания превращается в империю, — Антуан чуть вздрогнул, заслышав незнакомый голос. Обернулся. Рядом стоял пожилой господин с пышной гривой седых волос, выбивающихся из-под цилиндра. Одет строго, во всё черное, говорит с выраженным британским акцентом. — Вы, сударь, тоже иностранец? Сегодня приехали? Решили взглянуть на сокровища раджи?

— В том числе, — Антуан чуть поклонился. — Позвольте отрекомендоваться — граф де Монконтур.

— Джеймс Мориарти, профессор математики, Оксфорд, — кивнул в ответ седой. Выглядел профессор не слишком приветливо и любезно, особенно учитывая острый, пронизывающий взгляд серых глаз и легкую сутулость. Так и чудится, будто сейчас господин Мориарти потребует нерадивого студента к доске, потребует начертить формулу, а в случае неуспеха проставит в табели «неудовлетворительно» и выгонит из аудитории! — Бельгиец, позвольте полюбопытствовать?

— Да, но... Как вы узнали, что я бельгиец и что приехал именно сегодня?

— Я неверно выразился, — усмехнулся профессор. — Вы, разумеется, не бельгиец, а француз — это видно по произношению. Однако, вы подданный короны Бельгии: выдала черная лента на цилиндре с золотистым тиснением справа, в виде гербового льва. Француз никогда не использовал бы в качестве аксессуара к головному убору монархические символы нелюбимых соседей. Это первое. Второе: семья Монконтур после Наполеоновских войн и реставрации Бурбонов сперва бежала в Нидерланды, а затем обосновалась в Брюсселе — если вы тот, о ком я думаю, а возраст подходит, то значит ваш досточтимый дедушка являлся одним из генералов Бонапарта, Жозефом-Шарлем де Монконтур...

— Действительно, всё очень просто, — рассмеялся Антуан. — Вы совершенно правы, дорогой профессор: дед и впрямь опасался проскрипций когда на трон вернулись Бурбоны, а Наполеон был сослан; он предпочел эмиграцию! Увлекаетесь не только математикой, но и историей?

— Где-то читал, а у меня очень хорошая память, — отмахнулся господин Мориарти. — Наконец, третье: вы остановились у афишной тумбы, совершенно неинтересной руританцам и гостям Стрельзау, находящимся в городе хотя бы второй день. Ботинки идеально вычищены, на манжетах брюк ни единого пятнышка брызгов или пылинки, следовательно только что переодевались, а костюм вечерний — хотя до заката еще несколько часов. Из чего делается очевидный вывод: приехали вы сегодня, Венским экспрессом, сейчас вышли прогуляться, а затем собираетесь в гости.

— Потрясающе! — граф почтительно развел руками. — Вы невероятно наблюдательны, любезный профессор!

— Чепуха, — поморщился Мориарти. — Любой сколь-нибудь внимательный человек сделал бы аналогичные заключения. И последнее: для чего еще богатый аристократ приехал в заштатный Стрельцау, где никогда и ничего не происходит со времен Крестовых походов? Верно: вы прослышали о выставке драгоценностей принца Нусантары — а коллекция, которую Нусантара дарит королю Рудольфу в знак вассальной верности уникальна, ничего похожего вы не найдете даже в сокровищнице королевы Виктории или вице-короля Индии.

— Сдаюсь, — искренне ответил Антуан. — Ваша логика безупречна.

— Оставьте, какая грубая лесть, — улыбнулся углом рта профессор Мориарти. — Разум надо постоянно тренировать, оттачивать на подобных мелочах... С тем позволю себе откланяться — вы наверняка слышали, что в Стрельцау находятся изумительные минеральные источники, значительно превосходящие по целебным свойствам даже воды Карлсбада, Бадена и Виши? У меня пошаливает печень, приезжаю сюда поправить здоровье...

— Желаю вам доброго дня, мсье, — учтиво ответил граф, коснувшись двумя пальцами полей цилиндра. — Было очень приятно побеседовать.

Взгляд профессора мимолетно остановился на перстне с рубином и из лениво-безмятежного на мгновение внезапно сделался хищным. Впрочем, опасная тень исчезла столь же быстро, как и появилась...


Стим_01
Tags: Око Раджи, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments