Гунтер (gunter_spb) wrote,
Гунтер
gunter_spb

Categories:

АКУЛА-2

Итак, второй том "Белой Акулы" практически готов - остается вытравить из текста баги (перечитаю распечатку, поправлю, что найду), со следующей недели он уйдет в верстку, появится эдак через месяц.

Выяснилось, что Меркуриуме дела обстоят совсем хреново, искусственная экосфера рушится, Коленька отправляется к Удаву - просить о помощи, поскольку Университет не шевелится. Помощь будет оказана нестандартная - в удавовском стиле. :))) Никаких других старых персонажей из "Войти в Бездну" в текст не вводил, только упомянул, что живы-здоровы.

Ну а для иллюстрации, отправляю пiд кат два показательных эпизода - что у нас там происходит. :)



1. Коленька и простица.

— Что произошло? Рассказывайте, — с мимоходом рассматривал женщину. Сыпи вроде нет, чуть бледновата, что еще ни о чем не говорит. Брюхо как при голодной водянке, но это явно не последствия голода. По большому счету в медицине я не слишком хорошо разбираюсь, специалистом является наш сотрудник пан Михаловец, который сегодня будто назло уехал в Ополье.
Знахарь, запинаясь и конфузясь перед вельможным паном, начал объяснять. Мол раньше такой хвори никогда не видел. Баба начала пухнуть. И не просто пухнуть — внутри у нее будто завелся кто-то. Кто — лучше не говорить, даже средь ясного дня. Вот он, знахарь, и боится, всякое ведь бывает, вдруг нечисть?..
Тут я обеспокоился всерьез. Кой-какие особо неприятные зверюги числящиеся в университетском реестре действительно способны инфицировать своим эмбрионом другое живое существо — правда, только зверя, на человека они напасть не могут, до такого изысканного садизма проектировщики из отдела биоскульптуры еще не доросли. Однако, при нынешней сложной обстановке всякое может случится, надо обязательно проверить!
— Давно это началось?
— Полгода уже, ваша вельможная милость...
— Зачем так долго ждали?
— Не осмеливались утруждать, ваша вельможная милость...
Мужиков я выгнал, опухшую простицу уложил на застеленную волчьими шкурами лавку. Она шепотом спросила, надо ли задирать юбку чтобы показать живот и покраснела как рак.
— Не надо, — поморщился я. От деревенской бабы и без этого исходил букет немыслимых ароматов. — Скажи, на тебя никакой зверь раньше не нападал? С нечистой силой не встречалась?
— Как можно, ваша милость, у нас в Бороградеке тихо, не то что в горах, — едва слышно ответила моя неожиданная пациентка.
В подобных случаях я традиционно использую хитрую аппаратуру произведенную на Граульфе. Берется серебряный амулет, в котором скрыт целый комплекс сканеров, и резонаторов, плюс крошечный томограф, плюс анализатор биоэнергетического фона. Полная информация об исследуемом живом объекте выдается на монитор вмонтированный во внутреннюю сторону деревянной обложки фолианта, лежащего на моем столе.
Я положил амулет на круглое тугое брюхо больной, активировал нанотехнические устройства, подождал две минуты и после того как серебристый кругляш моргнул алым огоньком проверил результат.
— Гинек! — я завопил так, что перепугавшаяся простица шарахнулась в сторону и едва не навернулась с лавки. — Гинек, мать твою!
— Что угодно? — невозмутимый слуга возник в дверном проеме.
— Пана Щепана сюда! Бегом! Бегом, я сказал!
Гинек мигом исчез, понял, что стряслось нечто из ряда вон выходящее. Я дрожащими руками схватил с полки еще один прибор, замаскированный под фибулу с иглой-застежкой, заставил бабу протянуть руку, уколол ей указательный палец до крови. Устрашившаяся простица жалобно моргала.
Для анализа хватило нескольких секунд. Результат аналогичен.
— Что опять? — в кабинет быстрым шагом вошел пан Щепан. За его плечом маячил встревоженный Гинек.
Я молча указал на небольшой светящийся экранчик. Благовоспитанный и обычно флегматичный Щепан крякнул, пробормотал под нос несколько ярких русских словечек с биологической семантикой (я когда-то научил), провел обе процедуры заново, еще больше перепугав нашу гостью из Бороградека.
— Звиздец, — констатировал факт пан Щепан. Рухнул в мое кресло. Заговорил на непонятной для меркурианцев латыни: — Так... Николай! Эту — в изолятор при лаборатории. Сопровождающим сказать, что придется лечить... Нет, мужа тоже забрать, не ветром же ей надуло?! Я хочу знать о них всё! Полное обследование, до последней молекулы, на внутриклеточном уровне! Знахаря поселить вместе с простецами живущими в замке, глаз с него не спускать! Запросить статистику из... Где... Кхм... Где производили данную конкретную партию клонов?
— Судя по этническому типу — зона отчуждения «Запад-I».
— Займись немедленно. Известно, откуда они?
— Бороградек, частное землевладение.
— Отлично. Как только получим подробные данные, поедешь туда, осмотришься — мало ли?! Пока никому ни слова, ни намека! Если выяснится, что это не единичный случай, а система, Совет Первых распнет нас вниз головой на воротах замка!
— Система? — поникнув, вякнул я. — Этого не может быть, поскольку не может быть никогда!
— Ты сам веришь в то, что говоришь?
— Теперь — не верю.
— Вот и не болтай лишнего. Руки в ноги — и за работу!
Щепан бомбой вылетел на лестницу и шумно протопал вниз, в лабораторию.
Отлично его понимаю.
Простица была беременна.
Первый в истории прецедент беременности у по определению стерильных клонов Меркуриума — корректировано-разумных рабочих единиц, которых благородные и за людей-то никогда не считали.
Приехали.

----------------------------------------------
2. Коленька и Draco/

Любопытно, а это что еще такое? За окраиной поселка, в тени леса возвышалась груда светло-серых камней необычной формы. На природное образование не похоже, равно как и на творчество здешних простецов — клоны создают сугубо утилитарные вещи, с чувством прекрасного у них довольно туго. Кому понадобилось вырубать в здоровенном гранитном валуне эдакую фигуру — резкие углы сочетающиеся с плавными изгибами, неровные конусы, какой-то треугольник смахивающий на...
— Ой, — громко сказал я. Машинально отступил на шаг назад.
Камень открыл глаза — темно-золотистые с вертикальным зрачком, — и пошевелился. Картинка-загадка мгновенно сложилась в узнаваемый образ. Лучше бы я умер вчера, честное слово!
Останусь жив-здоров и вернусь в Дольни-Краловице, выскажу пану Щепану все, что думаю о нашей системе мониторинга! Компьютер главной базы или сломан, или по чьему-то приказу намеренно выдает искаженную и недостоверную информацию!
Draco volans, в лучшем виде. Теперь ясно, отчего детектор уверенно давал понять, что рядом находится «сказочное» существо класса «Saga»! Черт возьми, как я влип!
Зверь моргнул, сфокусировал взгляд на моей персоне. Я попутно вспомнил, что в отличие от всех нормальных рептилий зрение у Draco острейшее и цветное, как у человека. Это уменьшает мои шансы не просто до нуля, а до отрицательных величин.
...Он очень живописно зевнул, показав ярко-розовую пасть с частоколом внушительных зубищ — каждый длиной с мой мизинец. Потянул ноздрями воздух, поднялся с зеленой травки, на которой дремал, встряхнулся будто собака. Степенно потопал в мою сторону.
Финита ля комедия, Николай Русланович. Допрыгались.
Бежать бессмысленно — любой Draco очень проворен и ловок, коэффициент интеллекта один из самых высоких, он полуразумен, обладает великолепной памятью, средства защиты и нападения идеально сбалансированы. Схавает и не подавится! Одна надежда: он может быть сыт, а ведь никакой хищник не станет убивать просто ради забавы! Нет, только не Draco — если он счел Бердыч своей территорией, значит любой проникший сюда будет убит, такова поведенческая схема...
Подошел, обнюхал. Я замер, ровно мраморное изваяние, одновременно гадая, мокрые у меня штаны, или еще нет. В критические моменты жизни вечно лезет в голову всякая глупость!
Пока Draco не проявлял и намека на агрессию. Уставился на меня умопомрачительно красивыми глазищами, морда зверя находилась на расстоянии вытянутой руки от моего лица. Дыхание горячее (этот биологический вид теплокровен) и вовсе не зловонное — пахнет чем-то похожим на специи, корица, шафран. Выбросил из пасти тонкий раздвоенный язык, коснулся им моей одежды, втянул обратно. Мне показалось, что смотрит он почти осмысленно, дает о себе знать частичная разумность и умение делать выводы из определенных ситуаций.
Наконец Draco шумно выдохнул (я зажмурился, ожидая немедленной смерти в огне), развернулся и побрел к прежнему лежбищу. Улегся, положив голову между передних лап будто собака, обвился хвостом. Опустил полупрозрачные веки наполовину, но следить за мной не перестал.
И тут я вдруг понял, что информация из дольни-краловицкого центра полностью соответствовала действительности, нечего грешить на компьютер или неизвестно чей злой умысел! Раньше надо было сообразить!
Из полудесятка особей вида «Draco volans, тип четыре», один экземпляр имеет бронзовую окраску, два кирпично-красную, еще один зеленую и последний — черную. Откуда взялся светло-серый образец? С неба свалился?
Далее: взрослая особь девять-десять метров в длину, в холке почти три. А этот маленький, туловище размером с некрупную корову, он носа до кончика хвоста не больше четырех метров. Твердая роговая чешуя пока не сформировалась, шкура напоминает шершавую змеиную кожу. Это же подросший детеныш!
Ноги подкосились и я с размаху уселся на траву. Draco на движение не отреагировал, нападать на меня он не собирался.
...С настоящими драконами, сиречь с рептилиями, имеющими нестандартную схему конечностей (четыре лапы, два крыла, итого шесть) Университет экспериментировал давно, но истинного совершенства мы добились создав «t.04», четвертую модель, на нашем слэнге — «четверочка». Прежние ошибки и недоработки были исправлены, биоскульпторы добились максимального соответствия с представлением об идеале. Драконы ранних типов плохо летали, были чересчур прожорливы, тяжелы, туповаты и агрессивны, в то время как настолько легендарное существо должно вызывать чувство восхищения!
Пять образцов-прототипов Университет обкатывал на Меркуриуме последние десять лет, готовилось серийное производство особей — Совет Первых заказал минимум тридцать экземпляров с заранее установленной РНК-программой: мир искусственно создаваемой сказки требовал, чтобы дракон охранял сокровища, сражался с доблестными рыцарями, был хитер, умен, отлично защищен и одновременно не был полностью неуязвим. Совет организует «сокровищницы» — велика забота, отчеканить нужное количество золотых монет и огранить самоцветы, в избытке добываемые в копях южного Танвальда! — а граульфианцы доставят на Меркуриум живую составляющую мифа!
Проект «t.04» на данный момент официально не одобрен деканатом, но все к тому идет — тестируемые особи показали великолепные результаты. Адаптация к жизни в дикой природе отличная, ни один дракон не подох от голода, а значит охотничьи инстинкты на высоте, привыкшие к постоянному гнезду экземпляры никогда не меняли родимую пещеру на другую, добывали пищу только в ближайшем радиусе, составляющем сто десять километров.
Говорить о том, что размножаться Draco volans не могут, полагаю, излишне. Более того, все пять драконов были доставлены на Меркуриум уже подросшими и более-менее самостоятельными, тогда они были гораздо крупнее светло-серого детеныша, находившегося сейчас передо мной!
Повторяется история с простицей из Бороградека? Только на совершенно ином уровне? По виду, серенькому драконенку года три или четыре, не больше! Детектор реагировал правильно — существа класса «Saga» передают своим потомкам нанотехнические устройства на биооснове, естественное клонирование системы, ответственной за биоизлучение. Если предположить, что серый действительно появился на свет от одного из пяти прототипов, значит и...
Боже! Что делается!
Драконыш-подросток никак (повторяю для глухих: НИКАК!) не мог появиться на Меркуриуме извне: транспортировка особей через планетарные точки сингулярности контролируется нами и Советом с тщательностью, больше похожей на паранойю! Любой переход по Лабиринту на суше (морскими точками никто не пользуется) регистрируется, несанкционированные вторжения пресекаются — если сюда заглянет непрошенный гость, его быстро и без шума выпроводит Гвардия Небес. Никакой лишней жестокости, конечно — меркурианцы не хотят осложнений, подданных других Миров Конвенции попросту отправляют домой, планета закрыта для посещений. Тотальная изоляция!
Вывод: я вижу детеныша, родившегося непосредственно на Меркуриуме. Обалдеть.
Это он сжег Бердыч! Аппарат огнеметания у типа «t.04» совершенный — органы производящие горючую газо-пылевую взвесь и сопла выбрасывающие таковую расположены под нижней челюстью, в обычное время и в полете сопла закрываются естественными клапанами. По большому счету, механизм вырабатывающий пламя больше похож на химическую фабрику, вмонтированную в живое существо — я прямо сейчас и не упомню чудовищный коктейль, который дракон способен обрушить на недоброжелателя: метил-натрий, метил-литий, силон, дифосфин, пирофорные металлы, сероуглерод, элементы фосфора...
Вся эта гадость вырабатывается вспомогательными железами, смешивается в особой камере, затем струя под колоссальным давлением направляется на объект атаки — субстанция воспламеняется при контакте с воздухом, радиус прямого поражения до ста метров. Говоря откровенно, старинные огнеметы или напалм рядом с дыханием дракона покажутся детской игрой со спичками.
Адская смесь и создает сверхвысокие температуры, но для того, чтобы восстановить необходимое количество вещества дракону требуется время. Неужто мне в кои-то веки повезло и серенький полностью израсходовал резервы?
— Эй, красавчик?! — после всех стрессов сегодняшнего дня, меня вдруг пробило на хи-хи. Дело ясное, обычная истерика, но оставаться серьезным и деловитым я не мог физически. Иначе с ума сойду! — Это ты всех убил? А я почему до сих пор жив? Эй, слышишь?
Я взвыл от нездорового хохота, откинулся на спину и схватился за живот. Из глаз хлынули слезы. Серенький невозмутимо поглядывал на меня вполглаза и не шевелился.
— Хрен тебе, скотина! — в голос орал я. — Никуда отсюда не уйду! По крайней мере до завтрашнего утра! Понял?
Драконыш поднял острую треугольную голову, взглянул на меня, будто на спятившего клоуна, выгнул шею и улегся обратно, намеренно отвернувшись.
— Это что получается? — истерика продолжалась с феерическим размахом. Адреналин гранеными стаканами. Я вскочил, схватил камень, запустил в дракона. Не попал. — Ну и валяйся тут, скотина! А я... А я...
Где Карасик? Конечно, там где я его и оставил. Мерин всегда был редким флегматиком, на взбесившегося хозяина покосился неодобрительно, но и только. Я сбросил дорожные сумки, снял с Карася седло, швырнул наземь.
— Пасись сколько влезет! А я отдохнуть хочу!
Карасик посмотрел на меня неопределенно-озадаченно, как умеют только лошади.
Куда пропал мешок с едой, который выдала мне пани Клара Волошкова? Отлично, вот он!
Я вернулся к дракону, подошел к нему практически вплотную. Серенький встрепенулся, чуть приподнял сложенные на спине крылья. Под нижней челюстью приоткрылись клапаны аппарата огнеметания. Мне было решительно плевать.
— Вот! — я швырнул котомку под самой мордой Draco volans. — Ночевать буду здесь! Ясно? Прямо здесь!
Серенький издал звук, похожий на отрыжку. Скорее, ворчание. Подвинул правую переднюю лапу, уронил голову. Опять уставился на меня.
Съест? Испепелит? Да в гробу я видел ваш Меркуриум, Университет, Совет Первых и эту поганую Вселенную! Чтоб вы все провалились!
Решено так решено — адреналин бурлил в моем кровяном русле, словно магма в жерле вулкана, — устроюсь спать рядом с этим... этим существом класса «Saga». Где вино?
Я рванул так сильно, что кожаные шнурки затягивавшие горловину мешка порвались. Клара женщина основательная, кушанья в дорогу укладывает правильно — самое тяжелое внизу, сверху дурацкие пирожки и курочка! Кувшин на самом дне, под ним свернутое в несколько раз чистое полотенце — при возможном ударе глина не разобьется, да и пану Николаю будет чем вытереться после умывания.
В городе сосуд мне только показался небольшим, на самом деле он вмещает литра два. Вино чудесное, крепчайший настоявшийся красный мускат, да только все нормальные люди пьют его разбавленным водой вдвое-втрое.
Выбил пробку.
— Твое здоровье! — Я нарочно стукнул кувшином по светлому серебристому когтю передней лапы серенького. Он не отреагировал. — Слышишь, гадина?
Выдул одним махом почти половину. Закашлялся. Повело моментально, это естественная реакция на тяжелый стресс. Схватил пирожок с капустой, зажевал. В недрах огромной груди ящера зародился тяжелый, гулкий звук — будто камни перекатывались. Стихло через несколько секунд и я решил, что серенький обращался явно не ко мне. Вдруг у него обычное несварение?
Что было дальше я помню плохо — Кларин сладкий мускат ударил в голову почище спирта.
Мне было плевать на всё. Я ругался, вопил, пару раз пнул лапу ящера, пытался угостить его копченой курицей, тыкал пальцем в нос дракона, что-то доказывал. Взгляд серенького был осуждающим и проникновенным, как у героя романа Федора Достоевского, который я читал лет четыреста назад.
Следующее воспоминание: я проснулся глубоко ночью — было холодно и неимоверно хотелось отлить. С трудом встал, незнамо как добрел до ближайшего дерева, сделал свои дела, вернулся к «груде камней», рухнул рядом. Машинально подвинулся ближе — от зверя истекало приятное тепло. Прижался спиной к жесткой шкуре, ну чисто печка!
Я не понимал, что происходит и где нахожусь. Нервный срыв и алкоголь дают непредсказуемые последствия.
Пробудился я оттого, что очень хотелось пить и солнце било прямо в глаза.



Tags: литература
Subscribe

  • ШЕСТЬ ЛЕТ

    Ну что бляди? Як там Эуроiнтеграцiя? Вас ведь зимой с 2013 на 2014 предупреждали? Ну ведь предупреждали же, правда? Каждый божий день талдычили -…

  • 250 ЛЕТ

    250 лет. (15 августа 1769 года) Безусловно великий и очень талантливый человек. Принципы "Кодекса Наполеона" используется доселе, включая Россию.

  • 888. ТРАДИЦИОННОЕ

    Одиннадцать лет прошло, но я как всегда напомню. По ссылочкам. Раз: https://gunter-spb.livejournal.com/819347.html Два:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments